Маршрут № 6

Васильевский остров — практически парк современной скульптуры и малоизвестных памятников. Здесь живёт мусорный дракон и растёт дерево любви. Среди деревьев стоит Бродский с туловищем из «поребриков», а во дворе скрываются мистические колумбийские идолы.

Маршрут № 6

В культурной гавани поселился большущий дракон. Этот арт-объект создан из переработанного мусора, посвящён борьбе с излишними пластиковыми отходами — это новый замечательный тренд, который можно встретить повсеместно: и бренды от пластиковых пакетов отказываются, и активисты выступают за раздельный сбор. А ещё в «Севкабель Порту» можно найти «Выход из зоны комфорта» — это отличная отправная точка для путешествия в поисках необычных и малоизвестных памятников Васильевского острова.

Впрочем, чтобы встретить первый арт-объект, далеко ехать не придётся: на набережной — у музея логистики (да, в Петербурге и такой есть) — красуется странное то ли существо, то ли устройство на колёсиках, собранное из металлолома.

На пешеходной линии у метро есть памятник конке, который стоит на месте, где раньше ходила первая в городе конка, а ещё — памятник Василию Корчмину, который после закладки Петропавловской крепости командовал бомбардирской ротой на Стрелке Васильевского острова. Посылая Корчмину депеши, Пётр I адресовал их кратко: «Василию, на остров». Так, по одной из легенд, приобрёл своё имя Васильевский остров Санкт-Петербурга. 

Дальше мы бы рекомендовали посетить двор филфака СПбГУ, но туда не пускают всех подряд: так что только студенты могут полюбоваться всевозможными причудливыми композициями вроде бегемотихи Тони или памятника Гулливеру. Зато двор Кунсткамеры доступен для всех, и там не так давно поселился трёхметровый слон. Сотрудники музея рассказали, что это «оммаж тому самому, что стоял на втором этаже Кунсткамеры вплоть до создания Зоологического музея в 1832 году», о котором в своей басне писал Иван Крылов:

«Приятель дорогой, здорово! Где ты был?» — 

«В Кунсткамере, мой друг! Часа там три ходил; 

Всё видел, высмотрел; от удивленья, 

Поверишь ли, не станет ни уменья 

Пересказать тебе, ни сил. 

Уж подлинно, что там чудес палата! 

Куда на выдумки природа таровата! 

Каких зверей, каких там птиц я не видал! 

Какие бабочки, букашки, 

Козявки, мушки, таракашки! 

Одни как изумруд, другие как коралл! 

Какие крохотны коровки! 

Есть, право, менее булавочной головки!» — 

«А видел ли слона? Каков собой на взгляд! 

Я чай, подумал ты, что гору встретил?» — 

«Да разве там он?» — «Там». — «Ну, братец, виноват: 

Слона-то я и не приметил». 

Чуть поодаль вашему взору предстанут мистические каменные идолы, окутанные множеством причудливых легенд. Якобы привезли их из Центральной Америки ещё в XIX веке, благодаря особой силе они пережили и Октябрьскую революцию, и Великую Отечественную войну. На самом деле же это бетонные копии каменных скульптур из Колумбии. Оригиналы были высечены древними индейцами ещё в самом начале нашей эры, но к приходу на континент европейцев от этих коренных жителей, от их культуры и языка не осталось и следа. Революцию и войну идолы пережили же потому, что преспокойно лежали в сарае во дворе музея вплоть до 1960-х, так как музейщики не хотели выставлять в хранилище истории копии.

Следующим памятником, на который стоит обратить внимание, путешествуя по Васильевскому острову, можно назвать мемориальную композицию, посвящённую подвигу мужественных и самоотверженных пожарных, что берегли город от огня в годы Великой Отечественной войны. Раньше памятник был скрыт от глаз туристов и горожан во внутреннем дворе пожарной части № 9, а в 1995 году его наконец-то перенесли на Большой проспект. По слухам, работу Левона Лазарева «прятали» от людей, потому что своими масштабами она превосходила памятник вождю мирового пролетариата, установленный неподалёку.

На Васильевском немало памятников и арт-объектов сокрыто во дворах. Один из таких можно отыскать на Наличной, 55. Там в 2010-м в День памяти жертв блокады открыли мемориал детям блокадного Ленинграда. Девочка, укутанная в пальто и платок, в валенках стоит посреди яблоневого сада, который в 1953 году посадили ученики одной из городских школ в память о юных обитателях блокадного города.

Следующий достойный внимания трогательный мемориал — памятник, посвященный героизму юных балтийских юнг, участвовавших в боях Великой Отечественной войны в составе войск Балтийского флота. В память о двух тысячах юных матросов скульптуру установили по инициативе Общества ветеранов-юнг дважды Краснознаменного Балтийского флота. Следом и площадь в глубине острова Декабристов начали именовать площадью Балтийских Юнг.

На улице Одоевского среди деревьев можно заметить весьма нестандартную скульптуру с головой поэта и лауреата Нобелевской премии и туловищем из «поребриков». В произведении «Ни страны, ни погоста…» Бродский писал «на Васильевский остров я приду умирать» и очень удивился тому, что важность цитаты переоценили и даже превратили в легенду. Эти строки он написал в альбом своей знакомой Елене Валихан, что жила в то время в доме № 1 по Среднегаванскому проспекту Васильевского острова.

Напротив станции метро «Приморская» стоит памятник всем полярникам. Скульптурная композиция водружена на постамент из белого гранита. В камне высечена надпись: «Тем, кто шёл первым, тем, кто идёт сейчас, тем, кому ещё предстоит пройти». Это первый во всей России памятник представителям этой нелёгкой профессии. 

Отправляемся на Морскую набережную. Здесь целая полянка современной скульптуры. Есть и мужчина с длинной бородой в монашьих одеждах, и резной лик русского витязя. Спрашивали у местных, никто историю появления этих скульптур не знает. Мы же можем предположить, что здесь расположена мастерская какого-то скульптора — раньше в этой части Васильевского острова часто предоставляли площадь для художников Академии.

Помимо всем известной композиции из боевых орудий и винтов, посвящённой подвигу моряков Балтийского флота, во дворе на Морской скрывается от посторонних глаз влюблённая пара. Девушка сложила руки в форме сердца, а каменный молодой человек обнял избранницу так, что эти крепкие объятья вряд ли кто-то разомкнёт, даже если найдёт влюблённых. 

В саду Опочинина с 2011-го «растёт» «Дерево любви». Металлический ствол украшают сотни красных листочков, которые придают ему форму большого сердца. Композиция, кстати, наделена волшебными свойствами: считается, что если влюблённые украсят его ветви замком, а ключ спрячут в сундук, закреплённый прямо на стволе, тогда их союз будет долгим и счастливым. Ну а чтобы усилить эффект и навечно остаться безумно влюблёнными, стоит страстно поцеловать своего избранника или избранницу.

Текст и фото: Антон Злобин