От «буржуазных предрассудков» до «Голубого огонька»: как ленинградцы праздновали Новый год

А вы знали, что еще в тридцатые годы прошлого столетия не было никакого звона бокалов с шампанским под бой курантов? Вместо этого традиционного напитка на Новый год пили жженку - алкогольный напиток из спирта, фруктов и жженого сахара. Ёлочки в СССР украшали по-простому: орешками и конфетками, а единственный выходной день — 1 января, многие проводили на коньках у Смольного института или на лыжах у Исаакиевского собора. Смотрим подборку старых фотографий и вспоминаем, как отмечали главный праздник года во времена Советского Союза.

От «буржуазных предрассудков» до «Голубого огонька»: как ленинградцы праздновали Новый год

C 1918 по 1935 годы Новый год в нашей стране не считался официальным праздником. В послереволюционные годы радикально настроенные коммунисты считали Новый год «буржуазным предрассудком», «пережитком досоветского прошлого», поэтому семьи, где по традиции отмечали зимние праздники, старались это не афишировать.

Празднование Нового года было официально разрешено только в декабре 1935 года. C этого времени стали производиться и появляться на прилавках и в домах горожан елочные игрушки: сначала очень простые — из ваты, ткани, картона, бумаги, затем все более яркие и нарядные, напоминающие дореволюционные.

Первую новогоднюю ёлку открыли 1 января в 1937 году в Московском Доме Союзов. Тогда Дед Мороз впервые появился на публике со Снегурочкой. С тех пор ёлки наряжают в каждой советской семье, украшая макушки красными пятиконечными звёздами.

В 1937 году были выпущены шары с портретами вождей и членов политбюро. Разнообразные огурцы, яблоки, початки кукурузы, грибы, груши, ягоды демонстрировали значимость и успешность сельского хозяйства. В коллекциях елочных игрушек можно было найти отражение освоения Крайнего Севера и Заполярья: хвойные веточки украшали летчики, белые медведи и полярники. Успехи в космической отрасли привели к появлению на елках ракет и космонавтов. В военное и послевоенное время на ветках появились солдатики, пушки и танки. Отдельной серией были выпущены игрушки на прищепках, которые быстро поселились в каждой семье.

Квартиры наряжали самодельными украшения. Всей семьей вырезали снежинки - из белой бумаги, салфеток или фольги.

В 1937 году на Дворцовой площади была организована первая новогодняя ярмарка — на Александрийскую колону повесили связки колбасы и консервные банки, как украшение и символ изобилия. В этом же году стартовали массовые продажи шампанского.

Мечтой каждого ребенка было попасть на главную ленинградскую елку — в Аничков дворец. Праздничные хороводы там водили даже в блокаду. Обязательными атрибутами детских мероприятий со временем стали самодельные костюмы и пластиковые маски мишек, зайчиков, обезьянок и клоунов, которые продавались на каждом шагу. На ёлках дети традиционно получали свой подарок. Как правило, это был пакет с карамельками, печеньем, различными фруктами и орехами.

1 января объявили праздничным и нерабочим днем только в 1947 году. Этот день ленинградцы старались посвятить зимним развлечениям и активному отдыху. Горожане всей семьей выходили на лед или вставали на лыжи.

Расцветом празднования Нового года с шумными застольями дома стал 1950 год. Вот тогда-то и появились наши любимые традиционные блюда: «Оливье», селедка под шубой и холодец.

В шестидесятые страну настиг дефицит, но Новый год продолжили отмечать так же широко. В течение всего года покупались и прятались банки с кофе, конфеты, печенье, сухие колбасы и тушенка. Всё это было доступно домочадцам только в новогоднюю ночь. В конце шестидесятых в продажу поступили искусственные елки, до этого времени в домах стояли исключительно живые лесные красавицы.

В 1962 году в эфир вышел первый выпуск «Голубого огонька».

Традицию телевизионных новогодних обращений начал Леонид Брежнев в наступающем 1971 году. Любопытно, что иногда лидеров государства заменяли другие известные личности — к примеру, за 40 минут до 1990 года зрителей Ленинградского телевидения поздравлял будущий патриарх Алексий, а перед 1992 годом эту миссию взял на себя сатирик Михаил Задорнов.